Родительский дом

Родительский дом жив, пока мы живы. А что же такое дом? Если дом лишь место, где едят и спят, где хранят вещи да запас продуктов на зиму, то это еще не дом. Дом там и жизнь там, где от покойной бабки – расшитые рушники и веретено, где зарубка, что сделал дед, уходя на войну, да так и не вернувшись с поля битвы. Где семейные альбомы, и сказки, и домовой, что незримо охраняет очаг.

Что такое дом? Труды, радости, воспоминания. Да, труды: «Дом не велик, да лежать не велит»; «Дом вести, не усами трясти». А еще говорят: «Не дом хозяина красит, а хозяин дом»; «Без хозяина дом сирота»; «Дома не в гостях: посидев, не уйдешь». Дом ждет неустанной заботы не только хозяина, но и хозяйки: «Добрая жена дом сбережет, а худая рукавом растрясет»; «Горе тому, кто непорядком живет в дому». Мудрые люди знали, что не углы, не мебель, хоть и наимоднейшая, красят дом, а наполняет его теплом и радостью мир да лад в семье, забота о младших, чуткое внимание да уважение к старшим…

Вести, водить дом – значит, поддерживать, указывать путь, управлять, быть старшим, сводить концы с концами, продолжать, плодить. Вести род свой, водить хлеб-соль с соседями, вести хозяйство, жить в любви и согласии друг с другом, миром, природой.

Что такое дом? В народной культуре – средоточие основных жизненных ценностей, счастья, достатка, единства семьи и рода, считая и предков. Дом, сооруженный руками хозяина, воплощает идею семьи и рода, связи предков и потомков.

Дом противопоставлен миру как пространство закрытое, защищающее («Мой дом – моя крепость»). В быличках и сказках человек укрывается в доме от врагов, которые не могут переступить порог. Дом как бы позволяет воспроизвести картину мира: четыре стены дома обращены к четырем сторонам, а фундамент, сруб и крыша соответствует трем уровням Вселенной (преисподняя, земля и небо).

По древним традициям, дом старались оберечь знаками-символами, заговорами, молитвами. По обычаям глубокой старины, после 25 декабря, после солнцеворота, хозяйка втыкала в притолоку серп, а хозяин вклинивал в порог топор, веря, что так они заслоняют дом от нечистой силы, от зла, что сила острого серпа, точёного топора передается двери и порогу, хранителям входа в дом.

2 января полагалось оберечь заговорами дом. В Крещенье дом оберегают меловыми крестами, а в так называемый чистый четверг – горящей свечой, принесенной из церкви, коптят крест на матице.

А как построить дом? Что, кроме денег, для этого надо?

Построить дом, чтобы жилось в нем покойно и сытно, совсем не просто. Самое главное – выбрать место для дома. Хорошо, если на старом, обжитом подворье можно возвести новое жилье. А если нет – многое надо учесть и оценить. Нельзя ставить дом там, где была дорога, где капала капель, где случилось какое-то несчастье, где была баня. Не ставили дом на спорном участке. Важно, кто живет по соседству, не зря в старину говорили: «Не купи дом, купи соседа».

Дом не начинали строить в високосный год. Лес рубили в новолуние, и дом закладывали в новолуние. Не начинали строить в постные дни, в понедельник, в праздники. В моем селе лет двадцать назад дом заложили в Пасху, уже сменилось там три хозяина, а дом так и не достроен.

В наших южных краях, на Белгородчине, где леса немного, строили дома иначе, чем на севере. Расскажу, как. Строили раньше без фундамента, копали по всему периметру будущего дома ямы через один метр и в каждую закапывали дубовый пень. На пни укладывали подвалины – нижние венцы. При закладке первого пня в красном углу приговаривали: «Кладем деньги медные, чтобы не были бедные, серебро, чтобы было в доме добро, деньги бумажные, чтобы были важные, шерсть, чтобы скотинки не счесть, а ладан – для святости, от младости до старости». И закладывали все это сначала под передний угол, а потом и под остальные.

Уложат плотники подвалины – хозяин ставит угощение. Затем рубят клеть, простенки заполняют или поперечными короткими бревнышками, или же длинные ставят вертикально ( «в сторчёвку»), а случалось, что и заплетали хворостом.

Срубят клеть – опять ставь угощенье.

Когда поднимают матицу, то горшок каши, завернутый в шубу, привязывали к ней. Подняв и установив матицу, горшок обрезали и угощались.

Ставили стропила и крыли крышу обычно камышом или соломой. Для этой цели годилась только ржаная солома, потому что стебли ее длинные и прочные. Солому замачивали в яме с белой глиной, а затем специальными крюками ее доставали и подавали мастеру на крышу. Крыльщик укладывал снопы тесно, так чтобы последующий перекрывал первый, расчесывал солому щеткой, щедро поливал раствором белой глины. Когда все снопы уложены, кажется, что соломинки будто склеены. Затем крыльщик ровно подрезал края – стреху.

Чтобы обмазать глиной дом, в селах, по обычаю, собирали помочи. Родственники, друзья, знакомые, просто односельчане собирались в выходной день к застройщикам и за несколько часов дружной работы обмазывали стены и потолок дома изнутри и снаружи. Работа сопровождалась шутками, розыгрышами, в конце работы норовили бросить хозяина в замес, чтобы откупался угощением.

Окончив работу, уходили домой, чтобы помыться и переодеться в праздничную одежду. Затем снова собирались все добровольные помощники в тот двор, где работали. Хозяин с хозяйкой старались как можно лучше угостить работников. И были пожелания хозяевам на доброе житье в новом доме и благодарность хозяев за помощь. И дотемна рвались в небо звуки гармони и раздольной русской песни.

Южнорусская хата строилась из двух комнат – передней и теплушки. Полы обычно были земляные, их раз в неделю просто мазали водой, а раз в две недели – серой глиной с конским навозом. Стены обмазывали белой глиной.

Вокруг дома из глины или земли делали завалинку, на которой любили посидеть старики.

Когда приходилось куда-то уезжать надолго из родного дома, то обязательно притрагивались к матице, брали от порога дома щепотку земли, а из очага – золы и носили это на груди в ладанке. Всё это, верилось, гарантировало успех в делах и неразрывную связь с родным домом.

На новое жильё нельзя было переходить в постные дни, особенно в тот день, в который отмечалось Благовещение. Лучше всего было обживать новую хату в новолуние или на Семен-день (14 сентября). Чтобы хорошо жилось в новом доме, нужно было пригласить из старого дома на житьё дедушку домового, а уже потом и гостей зазывать. Вот как переводили домового.

В старом доме топили печь, старуха сгребала в горшок угли, накрывала его новой скатертью, приговаривая: «Дедушка домовой! Прошу твою милость с нами на новожитье». Шла к новому дому, стучала в ворота: «Дома ли хозяева? Ждут ли дедушку домового?»

Хозяин отвечал: «Ждем-поджидаем. Милости просим, дедушка, прими хлеб-соль, мы тебе очень рады». Входили в дом хозяин с иконой, хозяйка с квашней, ребенок с кошкой, бабушка вносила горшок с углями. Бабушка снимала скатерть, трясла ею во всех углах, высыпала угли в печь. Мальчик ставил к печи кошку: «Вот тебе, дедушка домовой, мохнатый зверь на богатый двор».

У русского народа бытует примета, что постройка нового дома влечет за собой смерть хозяина, и другая, что тот из родичей умрет раньше, кто прежде всего войдет в новый дом ( по требованию старинного обряда, первым в дом входит старший в роде).

Чтобы смерть не коснулась семейства, убивали какое-либо животное, зарывали его под будущим красным углом. На Курщине при переходе в новый дом отрубали на пороге у курицы голову и закапывали ее под передним углом, мясо курицы не ели.

В некоторых местах было принято первой впускать в новый дом кошку-горюшку, чтоб на ее голову пришла беда.

Родительское подворье, батьковщина, было дорогим, желанным наследством, как свидетельство прочности, неразрывности рода, как опора в жизни.

 

А.А.Басаргина

Глава из книги: Басаргина, А.А. Уроки о вечном. - Белгород, 2006

<< список Публикаций

23-24 сентября 2017 года - областной фестиваль живой истории "Белгородская черта"

Белгородская региональная общественная организация
“Историческое общество “РАТНИК”

г. Белгород, улица Сумская, д. 381
vladimir.zhigalov@inbox.ru


Главная
Деятельность
Галерея